Светя другим, сгораю сам (окончание)

– Смены, пройдите в актовый зал на пятиминутку, – зазывал диспетчер на утреннюю экзекуцию. Слава уже успел принять смену и покорно шел в строю коллег наверх по лестнице. Он знал, что сейчас полчаса, а то и больше будут обсуждать карты вызовов, отчитываться о работе бригад. Коллеги кучно восседали на задних рядах, а завподстанцией торжественно оглашала пару благодарностей и несколько десятков необоснованных жалоб. Новая смена от души смеялась в кулаки, старая делала вид, что разглядывают пол, изредка похрапывая.
– Двенадцатая, – как спасение объявил диспетчер.
Внизу у оперативного отдела толпились студенты, разглядывая распечатку бригад на сегодня. Кристина, увидев Славу, улыбнулась.
– Здравствуйте! Я сегодня снова с вами.
– Привет! Чемоданы смотрела? Все есть?
– Все в порядке, – отвечала Кристина.
– Ну, что тут у нас? Ну вот, температура, четырнадцать лет. Поехали.
Квартира находилась в трехлистнике, в доме на три крыла по двенадцать этажей. Вдвоем они вошли в грязный вонючий подъезд.
– Ну и что? Как мы туда попадем? Звонок не работает, дверь в крыло заперта, –возмущался Слава.
– Ладно, сейчас попадем.
Слава поставил чемоданы рядом с дверью, достал сотовый телефон, позвонил в оперативный отдел.
– Двенадцатая бригада беспокоит! Мы в крыло попасть не можем, звонок не работает, – сообщал обстановку Слава.
– Она вас встречать должна, посмотрите по сторонам. Там два выхода из дома, –отозвались на том конце провода.
– Ладно, посмотрю.
Слава оставил Кристину с чемоданами, а сам пошел к другому выходу посмотреть. Никого не было. Снова зашел в подъезд и увидел, как из заветной двери крыла дома выплыла фигура, достойная пера Пикассо. Волосы серые, жирные, в разные стороны, лицо, заплывшее от недельного алкоголя, под левым глазом синяк. Фигура, когда-то бывшая женщиной, неуверенной шаткой походкой двигалась на студентку в окружении чемоданов.
– Женщина! Вы скорую вызывали? - преградив путь в усмерть пьяной дамы к Кристине, спросил Славы.
– А вы че? Скорая? – невнятно, икая и распространяя запах перегара по подъезду, отвечала женщина.
– Нет, конечно! Пиццу развозим. Скорую вы вызывали?
Дама остановилась, вытаращила глаза, уперлась кулаками в бока.
– Так! Ты пошел вон отсюда, а ты пойдешь со мной! – схватила дама за руку изумленную студентку.
Слава быстро отбил руку в сторону и отодвинул студентку на безопасное расстояние.
– Показывайте дорогу! Куда идти? – грубо и громко приказал Слава.
Мадам, не ожидав такого поворота событий, медленно поплелась в квартиру. Открыв дверь, она остановилась.
– Надевайте бахилы! Я знаю, вы обязаны их надевать, – гордо заявила она.
Обязаны! Это выражение для Славы было как красная тряпка для быка. Пьяная, грубит, а в квартире ребенок, которому, может, угрожать опасность.
– Сейчас подъедет полиция, и я посмотрю, как вы на их ноги наденете бахилы, – доставая телефон, говорил Слава.
– Да как ты смеешь, щенок? У меня муж – полковник полиции, – кричала во все горло пьяная.
– А мне по барабану, кто ваш муж и кто вы! До скорой встречи! – совсем озверев от злости и хватая в охапку Кристину, выходил из подъезда Слава.
Сели в машину, Слава закурил.
– Центр, двенадцатой!
– Слушаю, двенадцатая.
– Женщина в состоянии алкогольного опьянения препятствует осмотру ребенка, грубит. Нам бы полицию.
– Двенадцатая, ожидайте, полиция подъедет.
Страшная штука этот алкоголизм, но женский страшен вдвойне. Неустойчивы в психическом плане женщины, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Еще пять минут назад она в салоне поливала тебя слезами, рассказывая, как ее бросил мужчина, лезла целоваться, зацепившись колготками за носилки, но, тут же вспомнив, что медик – мужчина, посмевший раздеть ее ради осмотра, набрасывалась с особой яростью и пыталась расцарапать все твое «бесстыжее» лицо. Слава знал это и не раз говорил коллегам, что лучше сорок здоровых пьяных мужиков, чем одна выпившая дама.
Водитель дремал на руле, Кристина пыталась разобрать почерк Славы в карте вызова, Слава смотрел в мрачное небо. Тишину нарушил визг тормозов полицейского уазика, из которого выскочили два добрых молодца под два метра ростом с автоматами наперевес.
– Здравствуйте, женщина весьма пьяна, мешает осмотру ребенка. Вы б ее подержали, а мы посмотрим. Мало ли что там с ее сыном, - собираясь идти следом за полицейскими, говорил Слава.
Крыло на пять этажей было не заперто, видно, забыла мадам закрыть за собою, либо, что очевиднее всего, попросту не смогла. И вот она, двадцать пятая квартира. Звонок, другой, и дверь без всяких вопросов отворила все та же дама с тем же синяком, тем же перегаром и с теми же лохматыми волосами.
– Здравствуйте еще раз! Ну вот теперь-то мы обязательно войдем в квартиру, – улыбаясь в тридцать два зуба, говорил Слава.
Дама, увидев двух бойцов в форме и с автоматами, вновь приняла позу, похожую на ту, когда жена встречает своего пьяного мужа в час ночи. Ее и без того красные глаза еще пуще налились кровью, дыхание участилось.
–Ааа! Так это, значит, вы сделали? Вы ментов вызвали? Ну, я вам покажу! Я на вас всех найду управу, – во все горло кричала мадам.
– Найдете! Где больной? Позвольте, мы посмотрим ребенка. Бахилы на скорой помощи, как и в полиции не нужны, вдруг ноги о стекло порежем, – язвил Слава.
– Вытирайте обувь и проходите, – смирилась дама.
Вчетвером они пробирались по коридору, переступая бутылки и прочий мусор, в темную маленькую комнатушку. На диване лежал мальчишка четырнадцати лет. Его худощавое лицо было накрыто влажным полотенцем, все остальное тело покрывала пара толстенных одеял. Видимо, горе-мамаша пыталась проявить заботу, укутав свое чадо, но вот таблеток от температуры не нашла. Да и откуда ж им взяться, если на пиво едва хватает.
– Здравствуй, друг! Что болит? Как болит? Когда заболело? – осыпал вопросами Слава.
Выяснилось, что болеет уж неделю. Врача мать не вызывала, отца нет. В поликлинику тоже не водила, ибо ежедневно занята приемом очередных гостей из разряда собутыльников. Осмотрев внимательно ребенка, Слава поставил диагноз: ОРВИ. Гипертермический синдром. Температуру надо бы снижать, да вот согласие на укольчик мать явно не даст. А мать в это время усердно звонила в полицию и кричала, что к ним ворвались четверо и пытают ее ребенка, а у двоих из них еще и автоматы. Один из бойцов выхватил трубку и объяснил дежурному, что все в порядке, что экипаж на месте, а дама пьяна. Ну, какое ж согласие от нее? Она невменяемая, а значит, решение за нее принимает Слава. Набрав знаменитую тройчатку в шприц, он объяснил парню, что это и зачем. Парень, согласившись, лежал на животе со спущенными штанами.
– Сережа! Не соглашайся на укол! Убьют еще тебя изверги, – во всю глотку кричала мамаша.
– Мама! Закрой, пожалуйста, свой рот, - ойкнув от укола, кричал в ответ подросток.
Раздав кучу рекомендаций мальчугану и предупредив мамашу о визите органов опеки, Слава с Кристиной покидали поле брани под вопли и проклятия в их адрес.
– Двенадцатая, свободна! – отзвонилась Кристина.
– 12.25, возвращайтесь.
Все-таки здорово летом на смене. Водитель не торопится, дабы торопиться пока незачем, рядом молодая студентка, далеко не глупая, раз спрашивает все и жадно следит за действиями фельдшера. Слава полностью открыл окно и одарил прохладой всю кабину. От ветра сопроводительные листы разбросало по полу, и Кристина бережно укладывала их в папку.
– Ну что, Кристина, понравилась практика? Есть вопросы? – спрашивал Слава.
– Очень понравилось. Я вот закончу и к вам приду.
– Кристина! Сорок раз подумай, прежде чем напишешь заявление. Эта работа не для девушек. Бери, хватай, неси, коли, да смотри по сторонам, чтоб никакой урод тебе голову не проломил.
– Почему Вы так говорите, Вячеслав Валерьевич?
– Сколько можно тебе повторять, чтобы ты не обращалась ко мне на Вы. Ты и я коллеги, как брат и сестра. А по поводу работы я так тебе скажу: будь моя жена медиком, ни на шаг бы к скорой помощи не подпустил. Выводы сделаешь сама.
На подстанции фельдшерских бригад не было. «Видно, диспетчер гоняет наших», – подумал Слава. На то они и выходные, чтобы скорая помощь усиленно работала. Народ отдыхает, фельдшер страдает.
– Наташ! Там дама вообще никакая, с ребенком. В общем, дай-ка мне бумагу, я пару строк в опеку напишу, – сунув голову в окно оперативного отдела, отрапортовал Слава.
– Так ведь она позвонила. Взяла номер телефона замглавного и его сейчас терроризирует. Говорит, мол «ладно я неадекватная, но этот молодой человек вовсе…», - пытаясь удержаться в кресле, смеялась Наташа.
Кристина записала карту в журнал, закодировала диагноз как j06.9 и R50.9.
– Ну что, куряка! Пойдешь курить? – спрашивал Кристину Слава.
– Пойдем.
– Мне вот интересно, тебя муж за сигареты не гоняет? Я бы свою, если бы узнал, что курит, придушил бы.
– Неа! Не знает он! – смеялась Кристина, прикуривая ароматизированную сигарету.
Парадокс! Медицина пропагандирует здоровый образ жизни, но, глядя на скорую помощь, приходишь в замешательство. Половина фельдшеров с сигаретами. Как же так вышло? Наверное, все-таки стресс заставил затянуться дымом. Курят фельдшеры, поднимаясь в очередной раз на пятый этаж со всеми чемоданами в охапку, без лифта, зарекаются бросить. Выходя же с вызова обруганные и подавленные, вновь закуривают. Зачем?
***
– Слава! Поезжай. Полиция вызывает на адрес, у них психоз, – подавая бумажку, говорила Наташа.
– У них тоже психоз бывает! Они тоже люди, - язвил с улыбкой Слава.
В машину шел, докуривая сигарету, внимательно изучал квиток. Скорочи уже все разъехались по вызовам, и Слава оставался на подстанции один. «Валера, настало твое время», – вспомнив фразу из какого-то сериала, подумал он. Бросил окурок в урну, но не попал. Не повезет, значит. Эх! Хлопнул дверью, задребезжали стекла, машина рванула вперед. Улица, вторая, третья, снова перекресток. Господи! Жара-то какая! Открыл окно: девчонки в юбках куда-то спешат, ну как не проводить взглядом? И Слава их провожал.
Ехали медленно мимо домов и верениц брошенных старых автомобилей под окнами богато обставленных квартир. У одного из автомобилей возникла картина, достойная пера художника. Мужик, видимо, весьма не трезвый, повернулся пятой точкой к дороге, а лицом к окнам домов. Может быть, решил, что из окон квартир на него никто смотреть не будет, а вот проезжающие на дорогих авто горожане и какая-то скорая помощь может увидеть в руках его нечто тайное, особое. И он прятал, но авто скорой помощи неслось с ужасной скоростью сорок километров в час, поэтому неизвестным было для Славы окончание той странной процедуры пьяного мужчины. Может быть, полиция заберет, а может быть… а и бог с ним. Возле заветного подъезда стояла машина с полицейскими номерами. Рядом с ней двое в соответствующей форме.
– Здрасьте вам, служители закона! Где больной?
– В подъезде.
– Ну, пойдемте, показывайте.
А психоз и не думал проявляться галлюцинациями и прочими видениями, не ругался, не кричал. А попросту лежал клубочком на лестнице. Как кот на лавке, знаете ли. Лежал и никого не трогал. А в России оно всегда так. Если ты никого не трогаешь, тогда тебя обязательно кто-нибудь тронет. Жильцы – полицию, полиция – нас, мы – клубочка.
Перегаром разило на весь подъезд. Одет он был, как и все из его контингента, именуемого бомжами: грязные штаны, рваные кроссовки, несколько кофт, и все это добро источало запах аммиака, или попросту едкой мочи. Почему человек опустился до такого состояния, известно лишь ему самому. Почему становятся бомжами, известно многим. Слава не понимал, почему, имея руки и голову, не вернуться к нормальной человеческой жизни. А бомж? Жизнь его – замкнутый круг. Бутылка, подвал, собутыльник, драка, больница.
– Тут все ясно, - говорил Слава, увидев на голове царапину. – Повезем в травму, только поднять бы его.
Слава набирал шесть кубиков кордиамина. Влил в каждую ноздрю по три и зажал руками нос. Тело, приоткрыв глаза, попыталось оторвать чьи-то наглые руки, вцепившиеся в его обонятельный орган, но не смогло. Болевые раздражители тоже не приносили должного эффекта. Тело мычало в такт каждому щипанию его мягких мест.
– Ладно! Все равно наш клиент! Смотрите за ним, чтоб на спину не лег. Если будет поворачиваться, ногой его придержите, а я пока чемоданы унесу да носилки захвачу. Не раздевать же его в подъезде для осмотра.
А те самые, кто вызвал полицейских, расходились по домам огорченные тем, что представления не будет. Слава позвал водителя, вытащили каталку, спокойно шли с носилками в подъезд.
– Вот вам перчатки, одевайте, – Слава раздал сотрудникам полиции и водителю средства защиты рук желтого цвета. Одним быстрым движением они забросили пока еще неизвестного больного на носилки и потащили в салон газели.
– Женя! Включи хоть вытяжку что ли, дышать невозможно, – просил водителя Слава.
– Так она у тебя в салоне включается.
Слава нажимал кнопки в салоне. Нервничал.
– Опять ничего не работает! Зимой печка сгорела, летом вытяжка отказала. Ремонтировать-то когда будете? Вылазь из-за руля и чеши мне на помощь. Не одному же мне тут потеть и задыхаться, – кричал Слава, проклиная старые газели и самого себя.
Он бережно раздел больного, снимая все, оставляя трусы. Смотрел, искал что-то на грязном теле, отмахиваясь от прыгающих вшей. Ничего! Лишь эта царапина на голове. Да и ее хватит, будет основанием свозить в травму. Давление 130/80, сахар крови 7.8, на кардиограмме синусовая тахикардия и метаболические изменения. Да и бог с ним. Ввел витамины из группы B, поехали в травмотделение. Больной все же выдавил из себя пару слов. Звали его Николай Николаевич, вроде как 45 лет, приехал откуда-то. Больше ничего он сказать не смог. Молча лежал на носилках, моргал глазами, глядя в потолок. Слава сидел на кресле у дверей. Занимаясь оформлением карты, Слава услышал подозрительное до боли знакомое журчание за спиной. Оглянулся. Николай Николаевич с блаженной улыбкой на лице одной рукой держал источник журчания и поливал уверенной желтой струей и носилки, и чемоданы, и самого себя.
– Ах, ты! Твою же мать! – закричав, вскочил Слава.
Хотел, было оглушить чемоданом эту голову с улыбкой, но было уже поздно. Николай Николаевич, спрятав орудие возмездия в глубине трусов, молча скрестил руки на груди и изобразил вид больного, ни в чем не виновного человека.
– Женя! Сам будешь носилки мыть! Понял? Затащили в тепло на свою голову. Включай мигалки и гони быстрее, пока он и остальные сфинктеры не расслабил.
На пандус приемного покоя влетели пулей. Слава выскочил из салона, жадно глотая воздух.
– Что привезли? – увидев голое и мокрое тело на носилках, спрашивали медсестры.
– Да все тоже, – хохотал Слава.
Больного перегружали на другую каталку, сестра расписывалась в карте, водитель уносил вонючие носилки в машину.
– Пока не покурю, никуда не поедем, – смеялся Слава, протирая руки антисептиком.
На пандус одна за другой въезжали кареты. Больные шли сами, некоторых несли на носилках. Сколько ж мы их за смену возим сюда? А за неделю? А за год? С ростом научно-технического прогресса растет и количество травм. Ан нет! Большая часть больных в состоянии алкогольного опьянения, и прогресс тут ни причем. Алкоголь! Всему виною алкоголь и зависимость к нему. Он повсюду. Он убийца. А мы? Мы сами себе враги. Выбираем для себя то, что нас губит.
– Освободилась двенадцатая бригада, нужна обработка салона, – выдавил из себя Слава.
– Обрабатывайтесь.
***
Летние белые ночи. Завораживают тепло и звезды. Этим маленьким ярким точкам суждено гореть лишь несколько часов. Ну, а пока они горят, есть время любоваться. Точнее нет времени ими любоваться, диспетчеры не дают.
– Двенадцатая бригада, на вызов!
Слава встал, стряхнул пепел с синих, но в ночи черных штанов и торопливо пошел вдоль колонны спецтранспорта к оперативному отделу.
– Ну, что там у нас? – спрашивал Слава у диспетчера, принявшего вызов.
– Судороги у парня шестнадцати лет, вызывает брат.
Ночь, молодой человек, судороги, вызывает брат. Все сложилось как в том уравнении с одним неизвестным. Однако неизвестное на скорой в ряде случаев предполагается верно. Скорее всего, очередной наркоман после курения смеси «спайс» выдал конвульсии, так и не успев получить свой желанный так называемый кайф.
– Женя, врубай дискотеку, и погнали, у нас судороги.
Приехали. ЭКГшник на плечо, сумку и контейнер в руки, папку в зубы, попытка носом надавить нужную цифру на домофоне. Дверь щелкнула и отворилась без всяких вопросов вызывающих. Значит, все-таки нужна помощь. Быстро на пятый этаж. Дверь открыта. Квартира.
– Здравствуйте!
– Он вот! Он лежит, молчит, не говорит совсем. Я не знаю, что с ним! Помогите, – со слезами на глазах причитала мать больного.
Лысый пацан лежал у туалета на боку. Весь пол был улит рвотными массами. На здоровом стокилограммовом теле была простыня, а под ней ничего.
– Он, знаете, так рыгал, что трусы испачкал, я все с него сняла, – белугою ревела мать своего чада.
– Да успокойся ты, иди в комнату! – прикрикнул старший сын на мать.
Дышит. Зрачки узкие, сознания нет. Слава тщательно осматривал тело больного. Голова не разбита, гипертонус конечностей.
– Судороги видел? – спросил Слава у старшего брата.
– Мы спали. Я услышал, как кто-то чиркал в туалете зажигалкой. Потом через пять минут что-то упало. Я кричал, но он не открывал. Я выломал дверь, а там он весь бледный, лицо синее, и трясется весь так, - изобразил судороги брат больного. Да так жизненно изобразил, что Слава грешным делом решил, что это их семейное, и чуть было не принялся оказывать помощь старшому.
– Ясно все. Давай занесем его в комнату, а то темно тут у вас.
Вдвоем они затащили здоровенного парня в комнату. Слава замерил сахар в крови, снял пленку ЭКГ. Все в пределах нормы.
– Я рядом с ним нашел вот эту штуковину, – показывая Славе курительный прибор, говорил брат.
В карманах у больного нашли горсть травы и пакетик с порошком белого цвета. Все встало на свои места. Гипертонус сохранялся, подергивалась левая нога.
– Держи ему руку. Я катетер поставлю, а то выдаст опять судороги, где ж я тогда вены искать буду, – сказал Слава. Он достал из чемодана восемнадцатый катетер, затянул жгут на руке больного, заставил мать рвать куски лейкопластыря. После прокола кожи больной открыл глаза, закричал, попытался вырвать руку.
– Готово! Отпускай! Теперь уж пусть хоть в эпистатус впадает.
– Куда-куда? – переспросила мать.
– Неважно, – набирая реланиум в шприц, говорил Слава. Желтая жидкость быстро уходила по системе вен. Больной уснул.
– В больницу его повезем. Медицинский полис мне дайте и сходите к водителю, попросите мягкие носилки.
Слава спокойно записывал данные в карту вызова.
– Где работает? – спросил фельдшер, устремив взор на мать больного.
– В очень серьезной фирме. Его туда отец устроил, так сказать, по блату. Господи, какой позор для отца, – причитала мать.
– Наверное, там он уже работать не сможет, – сказал Слава, не отрываясь ни на секунду от бумаг.
В это время больной пришел в себя. Он был дезориентирован, но на ногах стоял твердо. Слава предложил ему проехать в больницу, но тот наотрез отказывался, не соображая, кто он, где он, и кто рядом с ним находится.
– Послушай, юноша, у тебя после курения этой дряни возникли судороги. Если ты сейчас не оденешься и не поедешь со мною в больницу, я вызову наряд полиции, и тебя вмиг доставим туда, куда нужно, – уже идя на крайность, угрожал Слава.
Но больной не шелохнулся, продолжал отнекиваться от всего, даже не стал расписываться в карте вызова об отказе от госпитализации. Слава позвонил диспетчеру.
– Это двенадцатая бригада беспокоит. Больной неадекватен, ехать отказывается, мне бы наряд полиции на адрес, – бросил трубку Слава.
Через десять минут в комнату вошли двое архаровцев. Сказать вошли значит ничего не сказать. О чем им сообщила диспетчер, Слава не знал, но бойцы влетели в комнату с автоматами наперевес и чуть было не положили всех присутствующих на пол.
– И вам здравствуйте! – испуганно хлопал глазами Слава, обращаясь к сотрудникам правопорядка. – Ребята! Вас с отряда быстрого реагирования поперли? Вы чего так пугаете? Мне вот этого хлопца нужно до больницы сопроводить, а то брыкается шибко после курения трав заморских.
Больной по лестнице спускался сам – носилки не понадобились. Мать в машине слезно просила не сообщать куда следует, но порядки есть порядки: сдал больного в приемный покой, получил роспись в карте и был таков. Слава понимал, что его больной вскоре покинет лечебное учреждение. Ясно, что его мать все-таки уговорит врача приемного отделения не писать определенных бумаг, а тот, в свою очередь, будет весьма рад, что избавился от еще одного рутинного дела. Зачем же все это нужно было Славе? Все просто. Он – самое первое звено в контакте с больным, и, случись что, прокурор пригласит его первого к столу на допрос, на котором будет лежать его карта вызова. И никто: ни мама этого больного, ни заместитель главного врача – уже не поможет. У каждого своя голова на плечах. Спасение утопающего – дело рук самого утопающего.
Утро добрым не бывает. По крайней мере, об этом говорили коллеги Славы. Но все же он желал всем доброго утра и сам на него надеялся.
– Вячеслав Валерьевич! У Вас сегодня стажер. Вы постарайтесь ему все объяснить и показать, – встречала старший фельдшер Славу у диспетчерской.
– Эва оно как! И кто таков? – улыбался удивленный Слава, радуясь тому, что появятся дополнительные руки в делах благих и общих.
– Михаил Горовенко, выпускник медицинского колледжа. Он сам к вам напросился, – ворковала старший фельдшер.
– Ну что ж, приятно. А почему именно я? – не переставал удивляться Слава.
– Ну, это вы уж у него сами спросите.
В фельдшерской комнате как всегда было шумно, пахло потом и древними носками. Старая смена уходила, новая переодевалась. Слава громко всех приветствовал, пробираясь в глубь огромной комнаты и пожимая руки коллегам. На диване, на котором Слава обычно успевал отдыхать, сидел худощавый белокурый парнишка, нервно шнуровал новые кроссовки.
– Да повеситься мне на фонендоскопе! Да катетер мне в мочевой! Миша! Ты что ли? – воскликнул Слава, узнав своего помощника в борьбе за жизни людей в ДТП прошлой весной.
– Привет, Слава! А я вот колледж закончил. Пришел на скорую, и меня взяли. Спросил у старшей про тебя, мне сказали, что есть такой, вот я и напросился.
– И правильно сделал! Черт побери! Ну надо же! А ведь те двое после ДТП живы благодаря тебе. Ну, да ладно! Пойдем чай попьем, время есть еще.
Они сидели за столом. Слава угощал Мишу крепким сладким чаем с лимоном. Чай для Славы заваривала жена. Она брала добрую горсть крупнолистового, купленного на развес, бросала в термос, сыпала пять столовых ложек сахара и опускала изувеченный вилкой лимон. Все это добро заливала кипятком и намертво закручивала крышку.
Миша рассказывал, как он сдавал экзамены, как отвечал на вопросы. Они пили чай и хохотали. Выпили аж по три кружки, потом Слава повел Мишу в машину, показал оборудование в мельчайших подробностях.
– Да кому я все это объясняю? Ты же сам все знаешь! – восклицал Слава.
– Двенадцатая бригада, на вызов, – раздалось на весь гараж.
– Ну, началось! Беги в оперативный, бери бумагу, а я пока чемоданы по местам расставлю, – сказал Слава.
– Боль в спине, сорок пять лет, – радостно доложил Миша.
– Поехали. Первый раз посмотришь, а потом я на тебя смотреть буду, – смеялся Слава.
– Эй, доктора, какие там номер дома и квартира? – спросил Женя, сидящий за рулем.
– Семь, квартира четыре, – читая бумагу, отвечал Слава.
– Ну, идите, лекари, приехали.
Набрав номер квартиры на домофоне, ждали ответа. Гудок за гудком, ответа нет. Бросив чемоданы в салон, сели в кабину.
– Центр, ответьте двенадцатой!
– Слушаю вас, двенадцатая.
– У нас домофон не работает, позвоните им, пусть встречают.
Десять минут ожидания. На пороге никого, диспетчер молчит. Слава курил в окно, периодически ругая себя и всех своих пациентов. Редко когда встретят, чаще приходится стоять на пороге и мерзнуть в ожидании, пока какой-либо гражданин не пойдет выбрасывать мусор или за очередной бутылкой пива в соседний магазин.
– Двенадцатая! Мужчина перепутал адрес. Вам надо на семь дробь один.
– Тьфу! Опять значит пьяные! Ну, привыкай, Миша, у них, у пьяных, всегда что-то болит, – исправляя адрес в карте вызова, ворчал Слава.
У дома, у заветного подъезда, бродила женщина. Лицо ее было багрового цвета, а красные глаза выдавали запой неизвестной давности. Портрет встречающей уже предполагал, что на вызове трезвых нет, хотя, быть может, и есть, но это точно либо кошка, либо, не дай бог, собака, которая, как и все у них, не кусается.
– Вы что, позабыли, где живете? – язвил, выпрыгивая из машины, Слава.
Говорить женщина не могла. Шла молча, держась за стены подъезда. За ней следом навьюченные чемоданами шли Слава с Мишей. Типичный подъезд. Окурки горами на подоконниках, бутылки по углам.
Дверь в квартиру распахнулась, и фельдшеров окутал резкий запах табачного дыма и вечного, до боли знакомого запаха перегара. Господи, да в такой квартире за двадцать минут можно ингаляционное отравление заработать, а они еще и пить умудряются.
В небольшой комнатушке на большом старом диване сидели трое с раздутыми лицами. Если бы пришлось с закрытыми глазами определить, кто из них мужчина, а кто женщина, то различить их возможно было бы лишь по длинным засаленным волосам последней. Мужики с ног до головы были в наколках. Ясно, что не один год за решеткой был ими проведен. Один все же выделялся из группы. Он сидел, держась за поясницу, опустив пьяное скорбное лицо.
– Здравствуйте, кого лечить будем? – пытаясь сдвинуть бутылки со стола и поставить на него чемодан, спрашивал Слава.
Миша, не дожидаясь ответа, подошел к больному и пару раз ребром ладони огрел его слева, а затем и справа. От последнего удара больной подпрыгнул и, покрыв отборным матом Мишу и всю его родословную до десятого колена, присел на место.
– Правосторонняя почечная колика, – заключил Миша.
Опрос не получался. Больной мычал, кряхтел и охал. Миша набрал но-шпу и диклофенак по разным шприцам и ввел в соответствующие места.
– В больницу поедете? – спросил Слава.
– Не поеду я никуда нах…– мычал больной.
– Так ведь хуже будет! Почку потом придется вырезать, – пугал больного Слава.
– Слышь, братан, он мне почку вырезать хочет, – жалуясь собутыльнику и навязывая конфликт, кричал больной.
– В общем, мы вам все объяснили! Будьте здоровы, не болейте, – уносили ноги фельдшеры.
– Снова вызовет, паразит! – смеялся Слава.
– Да и черт с ним. Его право, – закуривая в подъезде на ходу, говорил Миша, протягивая сигарету Славе.
– Двенадцатая свободна, – отзвонился Миша.
– Двенадцатая, пишем! Красноармейская 90, встречают. 15-я – плохо человеку. Онко.
– Поехали! – рявкнул Слава.
– Ты чего? – спросил Миша.
– Да не люблю я такие поводы! Вечно какая-нибудь ерунда на вызове, – отвечал Слава.
Слава сидел и теребил в руках ручку. Вспомнил, как однажды ездил на подобный повод к вызову и попал на отек легких. Сам не смог справиться, пришлось вызывать на себя бригаду реанимации.
– Вон мужик крыльями машет, давай туда, – направлял водителя Миша.
По пути в квартиру расспрашивали встречающего о том, что заставило их вызвать скорую. Мужчина ничего не мог объяснить. В огромной комнате на широкой постели лежала пожилая дама. Старая желтая кожа приобретала уже пепельный цвет. Дыхание ее было прерывистым, и казалось, что вот-вот, и оно прекратится. Миша бросился измерять давление. Слава перебирал выписки из стационаров. Рак печени убивал женщину в течение девяти лет. Все органы были поражены метастазами. Жизнь больной была мучением.
– Давление по нулям, – со страхом в глазах выдавил Миша.
– Быстро катетер в вену и капаем физраствор. Кардиограмму тоже сними.
Слава нервно набирал номер оперативного отдела, одновременно набрасывая электроды на тело уходящей из жизни старушки. Слава понимал, что это конец, но как объяснить ее близким, что ничего сделать нельзя… Понимал, что если сейчас придется реанимировать, то это напрасная трата времени. У таких больных клинической смерти практически не бывает, сразу наступает биологическая.
– Двенадцатая бригада беспокоит! Наташа, у меня тут агональное состояние. Рак печени, четвертая клиническая группа, четвертая степень. Толпа родственников, хотят, чтоб ее лечили. Чего делать-то? – шепотом говорил Слава.
– Ну а что, будете ждать, когда она у вас умрет? Оказывайте симптоматическую помощь. Освободится врачебная бригада, сразу отправлю к вам, – кричала в трубку диспетчер.
Слава бросил телефон в карман, взял в руки кардиограмму. Черт! Полная поперечная блокада. Выругался про себя. Миша ковырял катетером в локтевом сгибе старушки, пытаясь найти хоть одну жиденькую вену, но все было тщетно.
– Миш, набери атропина кубик в двушку, – спокойно попросил Слава, вставляя в рот больной воздуховод.
– Коли под язык! Мужчина, бегом в машину к водителю, попросите реанимационный чемодан, – раздавал указания Слава.
Дыхание бабушки остановилось. Родственники рыдали, стоя в дверях комнаты.
– Вышли все вон! – крикнул Слава.
Вдвоем с Мишей они переместили безжизненное тело старушки на пол. Слава принял решение начать реанимационные мероприятия по социальным показаниям. Они качали и дышали, дышали и качали. На ЭКГ электромеханическая диссоциация, а вслед за ней асистолия. Через десять минут в комнату вбежала врачебная бригада. Слава вполголоса объяснил, в чем дело. Время на ненужную реанимацию утекло. Без лишних слов собирали вещи. Врач успокаивал родных умершей. Слава записывал данные. На улице молча покурили, сели по машинам и разъехались по новым вызовам.
Отвратительное состояние беспомощности в таких ситуациях. Оба фельдшера понимали, что смерть пришла, как бы цинично это не звучало. Не было и дня, чтобы машина не выезжала за покойным. Настроение было испорчено. Чтобы забыть очередного потерянного больного, фельдшеры говорили совершенно на другие темы, далекие от медицины.
– Слава, а ты давно женат? – спросил Миша.
– Уже девятый год, как женат. Живем душа в душу. Дочь-красавица растет. А ты чего спросил-то?
– Да я вот с одногруппницей уже четыре года живу. Она у меня в поликлинику ушла, на скорую я ее не пустил. Люблю ее безумно, хочу вот сделать предложение, но не знаю, как. Посоветуешь?
– О, друг мой, это дело серьезное. Раз уж не пустил ее на скорую, значит ею дорожишь. Советов я давать не буду, а смелость твоя сделает свое дело, – отвечал удивленный Слава.
Их беседу прервала рутинная череда непрофильных вызовов на температуру, ранения пальцев, головной боли после злоупотребления алкоголем и других состояний, которые могли бы подождать до утра. К вечеру они еле-еле передвигали ноги, сдавая смену. Отрывая в фельдшерской комнате одежду от потного и грязного тела, Слава спросил:
– Мишка, пойдем ко мне, посидим, пива попьем. Жена у меня добрая, понимающая, ругаться не будет.
Миша без лишних разговоров согласился. Впереди было два выходных дня, и друзья могли себе позволить расслабиться после тяжелой рабочей смены.
По пути к дому Слава предупредил супругу о госте, зашли в магазин, взяли пива. Тетя Валя с улыбкой грозила пальцем, а Слава, не дожидаясь ее слов, говорил сам:
– Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью! Но, тетя Валя, наша работа нас быстрее в могилу сведет, ей богу!
Друзья долго сидели на кухне, пили пиво, спорили, вспоминая вновь о работе. Миша рассказывал о том, как он любит свою девушку и что на днях обязательно сделает ей предложение. Курили на балконе, вспоминали самые нелепые и бестолковые вызовы.
– А знаешь, – взял в руки гитару Слава, – я тебе сейчас спою песню, которую я написал спустя два года работы на скорой. Ты уж не серчай на крепкое словцо в тексте, хотя, я думаю, ты меня поймешь и простишь.
Слава несколько раз сильно ударил по струнам, резко изменился в лице и запел:
Еще немного, еще чуть-чуть.
Ты слышишь, бабка, дыши, мы подъезжаем.
Инсульт второй у тебя, да ну и что.
На юбилее твоем мы погуляем.
Еще немного, еще чуть-чуть.
Уже и карточку сдал, намылил ноги,
Но матюгальник орет, а вызов мой.
Прохожий вызвал к бомжу, он на дороге.
Его ровные и тихие удары по струнам, спокойная интонация в голосе прервались на несколько секунд, создавая паузу перед проигрышем, который сменился быстрым боем и громким припевом:
Я знаю, смена кончится,
И выпить мне захочется.
Под водку из хрустальника
Забыть крик матюгальника,
Забыть квартиры этажей,
Вонь, маты, пьяный визг бомжей,
Неврастеничек долбанных,
Торчков, мать их, обдолбанных.
Забыть все то, что не успел
Спасти, не смог, не доглядел,
Забыть про смерть, забыть про боль,
Забыть про цифры три и ноль,
Забыть про эту рацию,
Забыть про всю подстанцию…
Закончив припев, Слава создал весьма продолжительную паузу. Он успел смочить пивом охрипшее горло и продолжил:
Еще немного, еще чуть-чуть.
Ты слышишь, бабка, дыши, мы подъезжаем.
Инсульт второй у тебя, да ну и что,
На юбилее твоем мы погуляем.
Еще немного, еще чуть-чуть.
Последний вызов, моем чемоданы.
Сдаем наркотики и к дому путь.
Нас дома ждут, мы в нем залижем раны…
Несколько раз он повторил припев, осушил стакан и убрал гитару в сторону.
– Да! Чтоб такое написать, это нужно прожить, – вздохнул Миша.
***
Многое изменилось за три года. Миша уже освоился и, как и Слава, работал один. Всякого успел повидать. И смешного, и грустного. Кого-то удавалось спасти, кого-то терял на руках. Работали они со Славой в разных сменах и редко, но все же пересекались.
Слава был дома, его разбудил ночной телефонный звонок.
– Але, – не глядя на дисплей телефона, сонным голосом сказал Слава.
– Привет, друг, нужен совет. У меня мальчишка семнадцати лет, задыхается. В общем, внезапно залаял, одышка, в легких трещит, свистит, температура в норме. Сатурация была восемьдесят пять процентов. Мы подышали пульмикортом, я ввел в вену двести пятьдесят миллиграмм преднизолона, а толку нет. Ставлю диагноз острый ларинготрахеит, стеноз два. Сатурация уже семьдесят. Что скажешь? Что делать? Гортань резать?
Это звонил Миша, очередной раз попавший в непонятную ситуацию.
– Ничего не надо резать. Было у меня такое. Набирай десятку эуфиллина на воде и медленно вводи.
– О, сатурация вверх поползла. Восемьдесят, восемьдесят пять, девяносто четыре.
– Отлично! Ставь бронхообструктивный синдром вторым диагнозом, давай кислород и вези в терапию.
– Понял! Спасибо, друг. Прости за беспокойство, – благодарил Мишу коллегу.
– Ну, кто там тебя опять? – проснулась жена.
– Спи, родная, Миша звонил.
– Юльку в школу не забудь завтра проводить.
– Не забуду, по пути на работу все-таки, – отвечал Слава.
***
– Двенадцатая! – содрагая утреннюю смену, прохрипел матюгальник.
– Наташа! Ты чего хрипишь? – ткнув пальцем в межреберье диспетчера, спросил Слава.
– Болею, лечусь. Поезжай и ты полечи. Бригада была уже у этой больной. Диагноз поставили острый коронарный синдром без подъема сегмента. Вводили морфий, гепарин, ну, в общем, все как обычно. Если что, вызывай на себя. Врачебных бригад у меня пока нет.
– Хорошо. Постараемся разобраться, – уходя, сказал Слава.
Дама сорока лет сидела на диване. Ее глаза выдавали испуг и некие страдания. Она периодически вскакивала с дивана, держась за грудь обеими руками.
– Что болит? – спросил Слава.
– Ой, в груди болит. Скорая была, укол поставили. Сначала опьянела, потом боль сильнее стала. Ну, поставьте уже что-нибудь, – кричала женщина.
– Раздевайтесь догола и ложитесь на спину, – спокойно попросил Слава.
– Вы что, издеваетесь, – повысила голос женщина.
– Ложимся! – приказал Слава.
Снял кардиограмму. Изменений никаких нет. Так, что-то тут не то, – подумал он.
– А что ели сегодня, перед тем как заболело в груди? – спросил Слава, широко раскрыв глаза.
– Курицу копченую, сала кусочек с перцем, – мечтательно пропела пышная женщина.
– Так! Живот показывайте! Тут болит? А тут? А тут?
– Ай, больно, – взвизгнула дама в тот момент, когда Слава, погрузив ладонь в правое подреберье, резко отнял руку.
Для пущего порядка он постучал ребром ладони по груди, и скрытое стало явным. Но-шпу в вену, платифиллин под кожу, и дама осыпала его комплиментами.
– Поедем Ваш инфаркт у хирурга лечить, – улыбался Слава.
– Доктор! Теперь с Вами хоть на край света, – расцвела пышная дама как майская роза.
– Ну, на край света – это Вы уж без меня, а пока только в больницу.
***
У приемного отделения Слава встретил своего друга Мишу. Тот выходил из хирургии.
– Привет, друг, тебя-то мне и надо! – протягивал руку Миша.
– Привет, Миш, погоди, заведу больную, сдам хирургам.
– Ну, как работаете? – вернулся фельдшер.
– Да с работой все прекрасно. Я вот по какому делу. Послушал твой совет и сделал своей Машке предложение, она согласилась. Через неделю свадьба, ты первый, кого я приглашаю.
– Да ты что? Правда? Здорово! Я тебя поздравляю, конечно, приду, – обнимал друга Слава.
– Ты жену и Юльку с собой бери, – прыгая в кабину, кричал Миша.
– Дочь у бабушки в деревне, местных пацанов гоняет, мы придем с супругой, – отвечал Слава.
Друзья разъезжались по новым адресам.
***
Шли годы. Бывшие юные фельдшеры возмужали, прошли огонь, воду и медные трубы. У Миши с Машей родился мальчик, причем в карете скорой помощи. Роды были стремительными. Миша в этот момент находился на вызове на другом конце города, вытаскивая с того света ветерана с отеком легких, и даже не знал, что жена его едет в роддом, что роды принял Костя. Фельдшеры гуляли от радости не меньше недели. Костя стал крестным отцом. Теперь уж мальчику десять лет и, как и папа, он мечтает стать фельдшером и спасать людей. Династия фельдшеров, однако.
***
– Двенадцатая бригада, на вызов, – миллионный раз произнес матюгальник.
– Юлия Вячеславовна, с отцом стажироваться будете или как? Только быстро решайте, а то Вячеслав Валерьевич сейчас спустится, – спрашивала новенькую фельдшерицу диспетчер.
– Ой, только не с ним. Он всегда был против моего желания работать на скорой. Он не подпустит меня к больному. Можно мне с Михаилом Сергеевичем? – просила дочь Славы.
– Можно, по блату! – хохотала Наташа.
– Двенадцатая бригада, отбой! Тринадцатая бригада! Горовенко Михаил Сергеевич, на вызов…
***
Скорая помощь – это маленькая страна, маленький мир, в котором живут большие люди. У них свои законы, свои правила, свой особый язык. Не каждому суждено стать частицей этого мира. Здесь вершатся судьбы людей, и так же рушатся. Этот мир недосягаем для обывателя-пациента. Пациенты боятся его, стараются обойти стороной, но все равно, оказавшись один на один со своими страхами, они набирают 03. Этот мир называется скорой помощью. Помогая другим, сгораем сами.


Жми:

Будьте в курсе всех свежих постов!
Введите свой E-mail:

#1 написал: ultraflex 12 июня 2015 09:39
Новостей: 8350
Коментов: 29437
На сайте 22.03.2012
Для любителей чтения то что надо,много и со вкусом 19


--------------------
Mors solum initium est.
#2 написал: Migera 12 июня 2015 12:15
Куда я попал.
Новостей: 0
Коментов: 19
На сайте 14.08.2014
ia 19
#3 написал: Ёбнутый 12 июня 2015 13:14
Кошмары уже снятся
Новостей: 0
Коментов: 438
На сайте 2.02.2013
а продалжение будет? 39
#4 написал: ivan 12 июня 2015 17:14
Новостей: 1466
Коментов: 16687
На сайте 29.01.2012
Цитата: Ёбнутый
а продалжение будет?

Алёшенька,для кого написано название поста:Светя другим, сгораю сам (окончание)
#5 написал: Ёбнутый 12 июня 2015 18:27
Кошмары уже снятся
Новостей: 0
Коментов: 438
На сайте 2.02.2013
Цитата: ivan
ivan

ну а хоть как нибудь может все таки будет? 39
#6 написал: mehanic 13 июня 2015 00:28
Поржать.нет
Новостей: 21
Коментов: 13186
На сайте 5.05.2012
Хороший рассказик.
#7 написал: Lokis 13 июня 2015 06:24
Аццкий Вампирище
Новостей: 3067
Коментов: 5201
На сайте 1.02.2014
Утопия.


--------------------
Время-паук, из нитей-секунд каждому сплетающий саван.
#8 написал: svenik 13 июня 2015 10:53
Новостей: 1024
Коментов: 19258
На сайте 15.12.2010
люлю женю.....за позитифтичик и сексапильность nn7F4E


--------------------
Иногда мой кот смотрит на меня, как бы говоря: «Вот я — кот. А чего в жизни добился ты?»

Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.
""**""**""**""
#9 написал: ОПЕР 13 июня 2015 16:42
Поржать.нет
Новостей: 25
Коментов: 10454
На сайте 23.12.2011
А что с Кристиной?
#10 написал: театр теней 15 июня 2015 09:57
Доктор Зло
Новостей: 190
Коментов: 1729
На сайте 28.03.2015
...короче,бесконечная "скорая" жизнь...хоть каждый день дополняй и дополняй...СуперЖенька- супер очерк...! fellow
#11 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 11:05
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Достойное окончание рассказа.
Я только одну не пойму. Вечно их обругивают, посылают. Такое ощущение что адекватных пациентов у них вообще не бывает.
Цитата: ОПЕР
А что с Кристиной?

Видимо муж все-таки прибил за сигареты.
#12 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 11:20
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: SuperEvgeniya
А остальные "умники" реально думают, что они чай сидят пьют или спят, поэтому и приехали к ним через 2-3 часа, а по факту сами же люди виноваты, вызывая скорую по всякой ерунде, особенно бабульки.

Разве у нас скорая по ерунде выезжает? И опять же, что считать ерундой?
#13 написал: ОПЕР 15 июня 2015 11:26
Поржать.нет
Новостей: 25
Коментов: 10454
На сайте 23.12.2011
Цитата: kle-belchonok
Разве у нас скорая по ерунде выезжает? И опять же, что считать ерундой?

37.1 у ребенка.
#14 написал: театр теней 15 июня 2015 11:29
Доктор Зло
Новостей: 190
Коментов: 1729
На сайте 28.03.2015
Цитата: kle-belchonok
Разве у нас скорая по ерунде выезжает? И опять же, что считать ерундой?

...естесственно!!!! ерунда -ну отходняк в одиночестве,например,или прибедняжки какие нибудь,у кого температура на пол градуса прыгнула...до хуя всяких...диспетчеру то наплести можно с три короба а по факту там просто дебилы...ну ток если чё серьёзное потом всёж случится - у них эта хата на заметке будет..и подыхай ,и не дождёшься скорой...сам не раз видал,как люди подыхают и обламываются,ожидая скорую...
#15 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 11:35
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: SuperEvgeniya
температура 37.3 обычное ОРВИ, постоянно вызывают скорую

Цитата: ОПЕР
37.1 у ребенка.

Цитата: театр теней
у кого температура на пол градуса прыгнула..

Даже в голову не пришло бы вызывать скорую. И думается мне, что у нас по такому поводу и не поедут, если только действительно при вызове пациент не наврет что-нибудь другое.
#16 написал: ОПЕР 15 июня 2015 11:40
Поржать.нет
Новостей: 25
Коментов: 10454
На сайте 23.12.2011
Цитата: kle-belchonok
Даже в голову не пришло бы вызывать скорую. И думается мне, что у нас по такому поводу и не поедут, если только действительно при вызове пациент не наврет что-нибудь другое.

В том то и дело,что неадекватная курица наговорит такого,что врачи будут вынуждены ехать,хотя все понимают,что ничем серьезным там как правило и не пахнет.
#17 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 11:47
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: ОПЕР
В том то и дело,что неадекватная курица наговорит такого,что врачи будут вынуждены ехать,хотя все понимают,что ничем серьезным там как правило и не пахнет.

Значит неадекватной курице и подобным ей надо давать втык по приезде на вызов, чтобы в следующий раз не было желания херней маяться.
Блин, ну не понимаю я такого, неужели я таблетку без помощи скорой не приму...

зы. Я порядков их не знаю, но может как-то можно такие несерьезные вызовы оставлять напопозже и ехать в первую очередь к явно тяжелым, чтоб они не ждали.

Цитата: SuperEvgeniya
Читала как одну бабку отучили вызывать скорую, доктору настопиздило к ней через день кататься, он ее взял на другой конец города отвез якобы на обследование, вот бабка обратно общественным транспортом прокатилась до дома и потом перестала набирать 03 ))))

Понятливая бабка оказалась, а то другая бы еще и жалобами завалила.
#18 написал: ОПЕР 15 июня 2015 11:50
Поржать.нет
Новостей: 25
Коментов: 10454
На сайте 23.12.2011
Цитата: kle-belchonok
Значит неадекватной курице и подобным ей надо давать втык по приезде на вызов, чтобы в следующий раз не было желания херней маяться.

Неадекватная курица потом побежит по инстанциям кудахтать и виноватыми все равно врачи останутся.
#19 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 11:58
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: ОПЕР
Неадекватная курица потом побежит по инстанциям кудахтать и виноватыми все равно врачи останутся.

Прям круговой пиздец какой-то.
Цитата: SuperEvgeniya
"плохо с сердцем", "высокая температура", "авария", "острые боли в животе" и прочее тому подобное это срочные вызовы.

Ну вот высокую температуру наверно можно оставить, не смертельно.
#20 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 12:07
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
SuperEvgeniya,
Ну все, вы меня задавили доводами 45
Короче, всем тем, кто вызывает скорую по пустякам, жариться в аду на сковородке.
#21 написал: kle-belchonok 15 июня 2015 12:15
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: SuperEvgeniya
я вот например ни разу не вызывала скорую по пустякам, всего два раза и оба удачно отчаливала в больницу wink так что место в раю мне уже забронировано

Какой рай? У нас на кладбище тусовка запланирована ca
#22 написал: Jmenya 28 июня 2015 02:48
Кошмары уже снятся
Новостей: 2
Коментов: 322
На сайте 7.08.2013
а что, если больной не желает ехать в больницу, скорая тянет его туда силой с милицией? все, больше никогда не вызову скорую fr


--------------------
Птица счастья завтрашнего дня!
пролетев, обгадила меня
#23 написал: театр теней 28 июня 2015 03:09
Доктор Зло
Новостей: 190
Коментов: 1729
На сайте 28.03.2015
Цитата: Jmenya
а что, если больной не желает ехать в больницу, скорая тянет его туда силой с милицией?

..не тянет..но если подозрения возникнут у врачей ,что эт ,например,причина твоего вызова-это следствие событий подпадающих под статью(какая нить травма ,как следствие нарушение УК,бытовуха или ещё что) -то жди следака...,ну или повестку пришлют..а ещё смерть констатируют,что ,мол,заводить дело или нет в силу тех или иных обстоятельств..как в травмпункте,бля,чуть чё так следака вызовут...как не крути,хошь того или нет(ну эт ,если чё посерьёзней)оттуда ,кстати и в ивс и на допрос недолго,коль грех есть...
#24 написал: Jmenya 28 июня 2015 03:16
Кошмары уже снятся
Новостей: 2
Коментов: 322
На сайте 7.08.2013
театр теней,
понятно, что повестку пришлют, полиция навестит и тд. но в больницу зачем непременно волочь -чтоб не так удобно было скрыться что ли


--------------------
Птица счастья завтрашнего дня!
пролетев, обгадила меня
#25 написал: театр теней 28 июня 2015 03:53
Доктор Зло
Новостей: 190
Коментов: 1729
На сайте 28.03.2015
Цитата: Jmenya
но в больницу зачем непременно волочь -чтоб не так удобно было скрыться что ли

...ну если ты терпила,то зачем скрываться то?(я к примеру).. а вот ,чтоб в больничку -так эт я не врач,не знаю почему тащат,свои там у них понятия..назойливость ихняя,хотя,не редко боком им же выходит..

...по ходу предписания их уставные там такие..
#26 написал: Reanimator 28 июня 2015 04:04
Уже на измене
Новостей: 0
Коментов: 147
На сайте 8.10.2014
Цитата: kle-belchonok
Разве у нас скорая по ерунде выезжает? И опять же, что считать ерундой?

Например, звонок на скорую в полпятого утра: "Мужчина, 65 лет, острые боли в сердце". Естественно посылается реанимационная бригада (кардиологическая была на вызове). И вот мы с дефибриллятором, укладками, кардиографом поднимаемся на 8 этаж (лифт не работает) и слышим от пьяного ублюдка что ему "просто не спится чего-то"... А когда его спросили, зачем сказал, что плохо с сердцем, ответил: "если б сказал правду, вы бы не приехали". И вот как к таким относиться?
#27 написал: Jmenya 28 июня 2015 04:07
Кошмары уже снятся
Новостей: 2
Коментов: 322
На сайте 7.08.2013
Reanimator,
а занести этот адрес в общегородской чёрный список, и больше никогда не приезжать по нему, пусть там все окочурятся, если чего t1217


--------------------
Птица счастья завтрашнего дня!
пролетев, обгадила меня
#28 написал: театр теней 28 июня 2015 04:16
Доктор Зло
Новостей: 190
Коментов: 1729
На сайте 28.03.2015
Цитата: Jmenya
в общегородской чёрный список, и больше никогда

...есть такая хрень..я писал выше..
#29 написал: kle-belchonok 28 июня 2015 15:35
Новостей: 763
Коментов: 22534
На сайте 7.04.2011
Цитата: Reanimator
Например, звонок на скорую в полпятого утра: "Мужчина, 65 лет, острые боли в сердце". Естественно посылается реанимационная бригада (кардиологическая была на вызове). И вот мы с дефибриллятором, укладками, кардиографом поднимаемся на 8 этаж (лифт не работает) и слышим от пьяного ублюдка что ему "просто не спится чего-то"... А когда его спросили, зачем сказал, что плохо с сердцем, ответил: "если б сказал правду, вы бы не приехали". И вот как к таким относиться?

Ебашить прям на входе, чтоб уж точно получилось, что не зря ехали.
#30 написал: Reanimator 19 июля 2015 15:42
Уже на измене
Новостей: 0
Коментов: 147
На сайте 8.10.2014
Цитата: kle-belchonok
Ебашить прям на входе, чтоб уж точно получилось, что не зря ехали.

Ага, а потом во всех газетах и по всем телеканалам: "Адская скорая!!!", "Врачи-убийцы!!!", "Коновалы!!!", "Они же Гиппократу давали!!!"...
#31 написал: RESSORA 19 июля 2015 15:45
Лютый Киллер
Новостей: 6
Коментов: 3517
На сайте 2.02.2015
Цитата: Reanimator
Они же Гиппократу давали!!!"...
24


--------------------
не ссать в компот,там повар ноги моет..
Бываю охуеной....бываю охуевшей....Это кому как повезёт...
#32 написал: Reanimator 19 июля 2015 15:46
Уже на измене
Новостей: 0
Коментов: 147
На сайте 8.10.2014
Цитата: Jmenya
а занести этот адрес в общегородской чёрный список, и больше никогда не приезжать по нему, пусть там все окочурятся, если чего

И благополучно уехать в не столь отдаленные места по статье 124.2 УК РФ...
#33 написал: khronos 19 июля 2015 20:34
Новостей: 686
Коментов: 29472
На сайте 5.11.2010
Цитата: Reanimator
"Они же Гиппократу давали!!!"...

б-гыыыыы 45


--------------------
"Это неописуемо" - сказала собака, глядя на баобаб.

Бегущие за машинами собаки - это души умерших гаишников.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Последние комменты

Все отзывы

Топ лучших

1. khronos29472
2. ultraflex29437
3. Takeda23033
4. kle-belchonok22534
5. svenik19258
6. BlackAlex17441
7. ivan16687
8. mehanic13135
9. ОПЕР10454
10. cyan8462

Архив жести

Апрель 2020 (65)
Март 2020 (340)
Февраль 2020 (297)
Январь 2020 (339)
Декабрь 2019 (339)
Ноябрь 2019 (349)

Интересно