Умер от вскрытия

Из книги В.В. Деружинского.
"Интерес медиков (и всего общества) той эпохи к смерти и состояниям трупа был вызван объективной причиной, которой в середине XIX века уже не существовало: в Европе с XVII по начало XIX века бушевала эпидемия летаргии.
Люди при малейшем волнении постоянно падали в обморок (что мы с удивлением видим в художественной литературе того периода), а более существенные потрясения психики или организма приводили к глубокой коме - и ошибочному захоронению заживо.
Как пишут авторы той эпохи, напасть взялась неизвестно откуда: люди стали внезапно легко подверженными обморокам и коме, а число захороненных заживо было столь огромным, что в обществе началась самая настоящая ПАНИКА.
Некоторые медики Франции и Германии утверждали, что каждый пятый или шестой захороненный в этих странах мертвец является на самом деле живым человеком. Появились повсеместно и странные завещания, которых мир не знал ни раньше, ни позже.
В завещаниях XVIII века почти всегда содержится требование проверки тела на факт смерти. Часто это проведение вскрытия (очень многие оживали под скальпелем врача, проводившего вскрытие, как, например, аббат Прево, автор "Манон Леско").

В завещании 1771 года, составленном графиней де Совиньи, предусмотрен уже целый ряд мер предосторожности, продиктованных страхом погребения заживо: "Я хочу, чтобы меня вскрыли спустя 48 часов после моей кончины и чтобы в течение всего этого времени я оставалась в своей постели".
Химик Жан Шапталь, ставший при Наполеоне I министром, объясняя в своих мемуарах, почему он не стал врачом, вспоминает, как однажды в анатомическом театре в Монпелье ему предстояло вскрыть тело человека, умершего за 4 или 5 часов перед этим:
"Но при первом же ударе скальпеля по хрящам, соединяющим ребра с грудиной, труп поднес правую руку к сердцу и слабо пошевелил головой. Скальпель выпал у меня из рук, я в ужасе убежал".

Однако многие коматозники умирали на анатомическом столе, не приходя в сознание, поэтому идея проверки своего тела на факт смерти путем вскрытия нравилась отнюдь не всем. Люди боялись не только быть похороненными заживо, но и быть заживо разрезанными, очнуться от слишком глубокого сна под ножом в анатомическом театре.
В одном из завещаний 1669 года уточняется: "Я объявляю, что моим намерением является, чтобы тело мое сохранялось как можно дольше, прежде чем оно будет предано земле, без того, однако, чтобы производилось вскрытие для бальзамирования".
А вот завещание 1712 года: "Прежде всего я запрещаю, чтобы, по каким бы то ни было возможным соображениям, производилось какое-либо вскрытие моего тела, будучи убежден, что из этого нельзя извлечь никаких указаний к пользе и обережению моих дорогих детей, которых я достаточно люблю, чтобы пожертвовать ради них своими антипатиями, если бы я думал, что это принесет им хоть малейшее благо".
Завещание советника парижского парламента 1723 года: "Я желаю и хочу, чтобы не производилось вскрытие моего тела, какая бы ни была причина или повод, даже в целях предотвращения у других того или иного преходящего недуга".

Эти завещания, как и другие им подобные, приводит в своем исследовании "Человек перед лицом смерти" Филипп Арьес. Он, правда, не ищет объяснения этой панике, и даже не дает ни одного предположения, а только констатирует факты.
Арьес пишет: "И в искусстве, и в литературе, и в медицине XVII-XVIII вв. царили неуверенность и двусмысленность в отношении жизни, смерти и их пределов. Постоянно присутствующей стала сама тема живого трупа, мертвеца, который на самом деле жив...
Впоследствии эта тема захватила и повседневную жизнь, так что, как пишет в 1876 г. в "Энциклопедическом словаре медицинских наук" А. Дешамбр, умами овладела "всеобщая паника" страх быть похороненным заживо, очнуться от долгого сна на дне могилы.
Врач не преувеличивал. Беспокойство проявилось первоначально в середине XVII в. в завещаниях. В "Историях и разысканиях о древностях Парижа" (1724) А. Соваль приводит старую историю о некоем студенте из Фрисландии, похороненном в Париже на кладбище Сен-Сюльпис.
Через некоторое время у его надгробной статуи отвалилась рука, и близкие покойного стали думать, что что-то произошло и под землей. Могилу разрыли и с ужасом увидели, что мертвец съел свою руку! Для современников Соваля это, безусловно, была история о человеке, похороненном заживо".

Называемые Арьесом сроки начала летаргической паники - середина XVII века - точно совпадают со сроками начала эпидемии вампиризма в Восточной Европе.
Арьес пишет: "Подобные истории широко ходили тогда в городах и при дворах, и неудивительно, что все больше завещателей дополняли свои предсмертные распоряжения требованием не хоронить их раньше, чем через 48 часов после того, как их признают умершими, и не подвергать их никаким испытаниям огнем или железом с целью удостовериться в их смерти.
Старейшее известное мне завещание, в котором появилась эта озабоченность, относится к 1662 г.: "Да будет мое тело похоронено спустя 36 часов после моей кончины, но не раньше". И еще одно, 1669 г.: "Пусть трупы сохраняются до утра следующего после смерти дня".
Это первая и самая банальная мера предосторожности: обеспечить определенный промежуток времени между смертью и погребением. Обычно это 24, 36 или 48 часов. Но бывает и дольше: в 1768 г. одна знатная женщина распорядилась, чтобы ее тело сохраняли до похорон целых три дня. И это без всяких средств консервации.
Другая мера предосторожности: оставить тело в течение определенного времени так, как оно есть, ни трогать, ни раздевать, ни одевать, ни обмывать, ни, тем более, производить вскрытие.

Завещание 1690 г.: "Пусть меня оставят на два раза по двадцать четыре часа в той же постели, где я умру, и пусть меня похоронят в той же одежде, не трогая меня и не делая ничего другого".
1743 г.: "Как скончается, пусть оставят ее на 12 часов в ее кровати, в той одежде, какая на ней будет, а затем еще на 24 часа на соломе". 1771 г.: "Я хочу быть похороненной спустя 48 часов после кончины, и чтобы в течение всего этого времени я оставалась в своей постели".
Арьес указывает, что еще одна мера практиковалась во Франции поначалу крайне редко, но к концу XVIII века получила некоторое распространение: надрез на теле. Герцогиня Елизавета Орлеанская предписывает в 1696 году: "Пусть мне сделают два надреза бритвой на подошвах ног".
Через почти сто лет в завещании простой горожанки из Сен-Жермен-ан-Лэй (1790 г.) записано: "Я хочу, чтобы мое тело оставалось в моей постели в том же положении, в каком оно будет в момент моей смерти, в течение 48 часов и чтобы после этого мне дали два удара ланцетом по пяткам".
Насколько я понимаю, надрезы на подошвах были проверены практикой: надрезы скальпелем в этих местах куда более эффективно возвращали коматозника к жизни, чем надрезы в остальных частях тела. И практика эта, видимо, исходила от медиков, проводивших эксгумацию.

Арьес продолжает: "Но только в первой половине XVIII в. этим вопросом занялись врачи, оповестившие вскоре общество об одной из серьезных опасностей. Были заботливо собраны все старые данные о "чудесах мертвецов", о криках, раздававшихся из могил, о трупах, поедавших собственные части тела. Все сразу нашло объяснение в свете того, что было известно о мнимой, кажущейся смерти.
Объяснение получили и такие древние погребальные ритуалы, как conclamatio - троекратное окликание умершего по имени, обмывание и одевание покойника, выставление тела на всеобщее обозрение, громогласное оплакивание усопшего и молитвенное бдение над ним, выжидание в течение нескольких дней, прежде чем предать тело земле или кремировать. Все это было понято как меры предосторожности, призванные уберечь от погребения человека заживо".
Как указывает Арьес, conclamatio практиковалось даже в начале XX века: в 1910 году на железнодорожной станции, где умирал Лев Толстой, врач трижды окликнул его по имени, прежде чем констатировал смерть. И даже сегодня протокол Ватикана требует, чтобы у смертного одра папы было трижды громко произнесено его имя, полученное им при крещении.

В 1742 году датский анатом Якоб Бенигнус Винслов издает в Париже диссертацию о ненадежности признаков смерти и о слишком поспешных захоронениях и бальзамированиях (Winslow J.В. Dissertation sur Г incertitude des signes de la mort et de l'abus des enterre-ments et embaumement precipites. Paris, 1742).
В ней он обвиняет христианство в том, что под давлением христианской церкви были оставлены и забыты многие народные меры предосторожности, не позволяющие похоронить живого человека. Именно на христианство Винслов возлагает вину за эту беспечность в отношении тех, кого сочли умершими.
Датский анатом сам в детстве и юности дважды чудом уберегся от чрезмерно поспешных врачей и могильщиков и вполне справедливо полагал, что когда он в третий раз попадет в коматозное состояние, то смерти избежать уже вряд ли сумеет. Был ли Винслов и в самом деле похоронен потом живым - неизвестно, но, согласно мнению медиков, люди, пережившие хоть раз кому, имеют склонность снова в нее впадать.

Как пишет Винслов, случаев неосторожности и небрежности властей, руководивших погребением, и прежде всего духовенства, было множество - и часто весьма драматичных.
Самыми легкими были случаи "воскресения" во время переноса тела в церковь или на кладбище. Винслов сообщает о дочери одного ремесленника, которую сочли мертвой и понесли на кладбище - лежа на носилках, "она, к счастью, подала признаки жизни".
Другой мнимый мертвец, некий носильщик, очнулся уже в братской могиле, куда его сбросили вместе с умершими в местной больнице. Глубокой ночью ему удалось разорвать свой саван, выбраться на поверхность и постучать в будку кладбищенского сторожа. Сторож отпер ему ворота, и он возвратился к себе домой.

А вот забавный случай, рассказанный уже Арьесом: когда парижский хирург господин Шевалье заснул однажды таким глубоким сном, что не подавал никаких признаков жизни, его принялись трясти, окликать по имени, но все безуспешно. Тогда кто-то вспомнил, что доктор был азартным картежником, и, подойдя к его постели, громко произнес несколько карточных терминов. И тут же больной очнулся от летаргии и вскочил с постели.
Но в подавляющем большинстве случаев мнимых покойников все же успевали похоронить. Иногда счастливый случай помогал живым вовремя заметить свою ошибку и спасти несчастного, запертого в гробу.
Арьес приводит историю, когда в Тулузе одного паломника сочли умершим, уложили в гроб и поместили до похорон в часовне погребального братства. На следующий день одна женщина пришла молиться в ту же часовню, и ей показалось, что она слышит какое-то шевеление в гробу.
Ужаснувшись, она поспешила позвать священника. Поначалу ее приняли за юродивую, но, так как она упорно продолжала утверждать, что слышала нечто, доносившееся из гроба, гроб открыли и нашли умершего еще живым. Ему тут же оказали первую помощь, но было уже поздно: немного спустя он умер.
Госпожа Дю Нуайе, рассказавшая об этом, добавляет: "Вот что я видела меньше двух недель назад и что повергает меня в дрожь, когда я об этом думаю. Ибо я воображаю, как часто хоронят живых людей, и признаюсь вам, что не хотела бы подобной участи".

Доктор П. Ле Клер, директор коллежа Людовика Великого, любил описывать случай, произошедший с сестрой первой жены его отца. Ее похоронили на публичном кладбище в Орлеане с дорогим кольцом на пальце, и на следующую ночь алчный слуга вырыл гроб, открыл его и попытался снять кольцо с пальца умершей.
Когда это не удалось, он просто отрезал палец. Сильное потрясение так воздействовало на покойную, что вернуло ее к жизни. Она вскрикнула от боли, и вор в ужасе убежал. Затем несчастная, как смогла, выбралась из могилы и вернулась домой. Она пережила своего мужа, успев даже подарить ему наследника.
В дальнейшем, как и сегодня, случаи погребения живых хоть и уменьшились на порядок, но всеравно постоянно происходят. 28 февраля 1866 года кардинал Фердинанд Донне, архиепископ Бордо, произнес речь в сенате Франции:
"Я сам в деревне, где служил в начале своего пастырского поприща, воспрепятствовал двум погребениям живых людей. Один из них прожил еще 12 часов, а другой в полной мере вернулся к жизни... Позднее, в Бордо, одну молодую женщину сочли умершей: когда я приехал к ней, сиделка готовилась уже закрыть ей лицо... В дальнейшем эта женщина стала женой и матерью".
Как указывает Филипп Арьес, с конца XVIII века власти Франции и соседних стран Западной Европы стали принимать меры, чтобы усилить контроль за погребениями. Движущим мотивом был именно страх перед захоронением людей заживо.

Промежуток в 24 часа между кончиной человека и преданием тела земле, который прежде устанавливали сами для себя завещатели, был в XVIII веке ОФИЦИАЛЬНО утвержден во Франции. В 1792 году было введено правило, по которому смерть должны были удостоверить двое свидетелей. Постановление, принятое 21 вандемьера IX года республики по французскому революционному календарю (октябрь 1800 г.), гласило:
"Лица, находящиеся при больном в момент его предполагаемой кончины, будут избегать в будущем закрывать и закутывать его лицо, снимать его с кровати, чтобы положить на соломенную подстилку или матрас из конского волоса, и выставлять его на слишком холодный воздух".

Из-за частых случаев мнимой смерти врачи в Западной Европе стали вообще бояться констатировать смерть - что дико сегодня себе представить. В "Словаре медицинских наук в 60 томах", вышедшем в Париже в 1818 году, в статье "Погребение" сказано:
"Врачей редко зовут констатировать смерть, эта важная забота отдана наемным людям или тем, кто совершенно чужд знанию физического человека. Врач, который не может спасти больного, избегает находиться при нем после того, как тот издаст последний вздох, и все практикующие врачи, кажется, прониклись этой аксиомой одного великого философа: не подобает врачу навещать мертвеца".
На самом деле очень часто врачи констатировали у мнимого мертвеца смерть, что являлось при его "воскресении" для врача крахом карьеры. Потому врачи постепенно стали избегать всего, что касалось установления факта смерти. Отсюда и испуганный девиз медицины той эпохи: мы изучаем только живое тело, а мертвое медиков не касается.

В конце XVIII века, как пишет Арьес, во Франции рекомендовалось устраивать специальные хранилища, где трупы оставались бы под наблюдением вплоть до начала процесса разложения, чтобы можно было быть абсолютно уверенным в факте смерти.
Но проект этот был осуществлен не во Франции, а в Германии: такие ОБИТУРИИ, или морги, названные vitae dubiae azilia, "убежища жизни, находящейся под сомнением", появились в 1791 году в Веймаре, в 1797 - в Берлине, в 1803 - в Майнце, в 1818 - в Мюнхене. В каком-то из подобных моргов разворачивается действие одной из новелл Марка Твена: в его рассказе руки умерших привязаны к звонкам, откликавшимся на любое движение.
К сожалению, я пока не смог найти никаких дополнительных сведений об этих немецких моргах для сомнительных случаев смерти, но хотелось бы узнать их эффективность: сколько "нетленных покойников" там удалось выявить.
Филипп Арьес резюмирует, празднуя, по его мнению, торжество Здравого Смысла: "Юридические меры контроля были приняты как раз в тот момент, когда панический страх быть похороненным заживо стал понемногу ослабевать. Речь кардинала Донне в сенате звучала как голос из прошлого.

Современная ему медицина оспаривала реальность мнимой смерти и опасность погребения заживо столь же авторитетно и уверенно, как столетием раньше била в набат и сеяла панику. В обоих случаях позитивная наука выступала против устаревших предрассудков. Радикально изменилось и отношение науки к старым преданиям о "чудесах мертвецов".
Поколение доктора Винслова, в 40-х гг. XVIII в., воспринимало все эти истории серьезно, с той лишь оговоркой, что их следовало интерпретировать как случаи кажущейся смерти.
Другая волна страхов поднялась в 1770-1780 гг., совпав по времени с кампанией за перенос кладбищ за пределы городов; выразителями обеих общественных реакций были одни и те же лица. Напротив, в "Энциклопедическом словаре медицинских наук", изданном в Париже в 1876 г., истории об оживших мертвецах рассматриваются как пустые вымыслы, а все богатство медицинской литературы на этот счет как абсолютно "бесплодное". Теперь уже врачей XVIII в. обвиняют в болтливости и легковерии."

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия

Умер от вскрытия


Жми:

Будьте в курсе всех свежих постов!
Введите свой E-mail:

#1 написал: ivan 14 марта 2017 13:47
Новостей: 1312
Коментов: 15797
На сайте 29.01.2012

Здесь, как я понимаю идет удаление гланд.
#2 написал: Хирург 14 марта 2017 14:01
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: ivan
Здесь, как я понимаю идет удаление гланд.

Или глистов дрессирует. Коброй уже никого не удивишь.

ivan,
Вань, ты в медицине в плане кардиологии че нить шаришь? Или только по головам?
#3 написал: джиперс-криперс 14 марта 2017 15:04
Лютый Киллер
Новостей: 356
Коментов: 3287
На сайте 1.02.2016
ivan,ошибаешься...это отсос жижи.... 45
#4 написал: TyGeR 14 марта 2017 16:03
Убивец резиновых пупсиков
Новостей: 0
Коментов: 605
На сайте 11.03.2015
Решил надуть как жабу 45
#5 написал: ivan 14 марта 2017 16:35
Новостей: 1312
Коментов: 15797
На сайте 29.01.2012
Цитата: Хирург
Вань, ты в медицине в плане кардиологии че нить шаришь? Или только по головам?

Кардиология для меня темный лес. bk
#6 написал: Хирург 14 марта 2017 18:00
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: ivan
Кардиология для меня темный лес.

Я уже нагуглил что интересовало. Лучше бы не искал.
#7 написал: кум 14 марта 2017 19:44
Аццкий Дохтур
Новостей: 0
Коментов: 1494
На сайте 1.08.2014
Цитата: Хирург
в плане кардиологии

Если простреливает в фонере,больше всего,что невролгия.Сердце и легкие неболят
#8 написал: Хирург 14 марта 2017 20:14
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: кум
Если простреливает в фонере,больше всего,что невролгия.Сердце и легкие неболят

Да не. Отец в реанимации. Грят отек легкого и подозревают инфаркт. Хотел узнать по конкретней об этом. Нагуглить нагуглил, но пришлось столько инфы от диванных докторов медицинских наук, перечитать.
#9 написал: Zoov 14 марта 2017 20:25
Аццкий Вампирище
Новостей: 56
Коментов: 5492
На сайте 20.05.2013
Цитата: Хирург
но пришлось столько инфы от диванных докторов медицинских наук, перечитать.

А мне помогло,зрение стало ухудшаться, почитал в гугле шо надо делать, и решил проблему, а с кардиологией проблемней, без шунтирования наверное не обойтись,сердце в основном работает на легкие и мозг,там же от предсердий одна из веток артерий тупо для легких предназначена


--------------------
Zoov
#10 написал: Хирург 14 марта 2017 20:35
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: Zoov
А мне помогло,зрение стало ухудшаться, почитал в гугле шо надо делать, и решил проблему,

Ты отчаянный. Я б по писанине в сети зрением рисковать не стал.
#11 написал: Zoov 14 марта 2017 21:12
Аццкий Вампирище
Новостей: 56
Коментов: 5492
На сайте 20.05.2013
Цитата: Хирург
Ты отчаянный. Я б по писанине в сети зрением рисковать не стал.

А что тут отчаянного? Упражнения для глаз, потом капли с витаминами и попустило,а что ты думаешь тебе в поликлиннике че то лучше посоветуют? Назначат тоже самое только в три дорого по своим рецептам где они процент имеют,в лекарствах нужно искать действующее вещество,та же самая ношпа- это дротоверин который просто так стоит копейки,а пидорасы врачи его продают в три дорого как брэнд,сука, ненавижу наших врачей, к стенке бы всех ставил


--------------------
Zoov
#12 написал: Хирург 14 марта 2017 21:12
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: Zoov
а что тут отчаянного? Упражнения для глаз, потом капли с витаминами и попустило,а что ты думаешь тебе в поликлиннике че то лучше посоветуют?

Врача с поликлиники хотя бы после работы подкараулить можно и спросить в случае чего. А в нете, ток в монитор плюнуть и то потом самому вытирать.

Цитата: Zoov
ненавижу наших врачей, к стенке бы всех ставил

Бизнес как бизнес, ничего такого.
#13 написал: Zoov 14 марта 2017 21:16
Аццкий Вампирище
Новостей: 56
Коментов: 5492
На сайте 20.05.2013
Цитата: Хирург
Врача с поликлиники хотя бы после работы подкараулить можно и спросить в случае чего.

Лечение или смерть p12 lol


--------------------
Zoov
#14 написал: Хирург 14 марта 2017 21:19
Аццкий Вампирище
Новостей: 31
Коментов: 5981
На сайте 2.09.2012
Цитата: Zoov
Лечение или смерть

Око за око. Ну и по печени там, по почкам.
#15 написал: svenik 14 марта 2017 21:21
Новостей: 786
Коментов: 16836
На сайте 15.12.2010
этим ножиком....нуда муму кастрировать 45



--------------------
Иногда мой кот смотрит на меня, как бы говоря: «Вот я — кот. А чего в жизни добился ты?»

Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.
""**""**""**""
#16 написал: Zoov 14 марта 2017 21:35
Аццкий Вампирище
Новостей: 56
Коментов: 5492
На сайте 20.05.2013
Цитата: Хирург
Око за око. Ну и по печени там, по почкам.

А потом подсрачников в до гонку lol


--------------------
Zoov
#17 написал: кум 15 марта 2017 01:38
Аццкий Дохтур
Новостей: 0
Коментов: 1494
На сайте 1.08.2014
Лечение пиявками заключалось в том,что при всасывании в тело она выделяет вещество,которое разжижает кровь.Номер 5.,искусственная пиявка-подъебка.
#18 написал: mМеханик 15 марта 2017 15:57
Кошмары уже снятся
Новостей: 1
Коментов: 290
На сайте 10.05.2014
Цитата: Zoov
Цитата: Хирург
Око за око. Ну и по печени там, по почкам.
А потом подсрачников в до гонку

И дулю вслед показать, 2 пока не скрылся с горизонта. 45


--------------------
ла-ла-ла-ла

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Последние комменты

Все отзывы

Топ лучших

1. khronos29472
2. ultraflex28873
3. Takeda23033
4. kle-belchonok22534
5. BlackAlex17441
6. svenik16826
7. ivan15797
8. Инесса Арманд13539
9. SuperEvgeniya10707
10. ОПЕР10454

Архив жести

Октябрь 2017 (265)
Сентябрь 2017 (346)
Август 2017 (317)
Июль 2017 (293)
Июнь 2017 (307)
Май 2017 (343)

Интересно